Главная / НАУКА / Глава Skyeng — РБК: «Мы понятия не имеем, откуда будем брать инвестиции»

Глава Skyeng — РБК: «Мы понятия не имеем, откуда будем брать инвестиции»

Спрос на английский будет расти, несмотря на разрыв с Западом, но Skyeng в ближайшие годы не сможет стать «единорогом», признает Александр Ларьяновский, управляющий партнер стартапа из списка Forbes с инвестициями Baring Vostok

Александр Ларьяновский

О переменах после 24 февраля

«Пока мы пребываем в состоянии максимальной неопределенности. В первые дни спецоперации, 24–26 февраля, горизонт планирования уменьшился до нескольких часов. Сейчас он поднялся до недели. При этом еще в январе можно было мыслить категориями пяти лет. Санкционных персон в числе инвесторов у нас нет. Но технические сложности возникли: пока Роскомнадзор кого-то блокировал, мы случайно попали под раздачу. Блокировка зарубежных ресурсов затрагивала часть сервисов, которые интегрированы внутри нашей платформы. Это продолжалось около месяца. Также шли серьезные DDoS-атаки.

В марте к Skyeng перешли российские ученики двух украинских школ английского языка All Right и EnglishDom, которые прекратили деятельность на территории России после начала военных действий. Условия этих сделок не разглашаются.

Средневзвешенная цена урока в Skyeng сейчас составляет около 800 руб. Стоит ожидать, что в дальнейшем вместе с ростом инфляции цены на услуги в России будут расти, это затронет и Skyeng. Но мы не ждем, что из-за этого начнется отток клиентов. В кризис растет востребованность образования, религии и психологических тренингов. В стрессе долго существовать нельзя, придется себя как-то успокаивать. Учить язык онлайн выгоднее и эффективнее, поскольку в очном формате обычно приходится заниматься в группах. Есть мнение, что в Tinder невозможно познакомиться, так же как в Skyeng невозможно выучить английский язык. Якобы все цифровые сервисы заинтересованы в том, чтобы пользователи возвращались к ним снова и снова и, соответственно, платили. Я с этим не согласен. Для цифрового сервиса виральность — характеристика контента, которая определяет, с какой вероятностью читатели захотят поделиться публикацией, — самый главный показатель. Если мы не дали никакого результата человеку, то не будет никакой виральности. Это во-первых. Во-вторых, понятия «выучить язык» не существует. Допустим, турист может изъясняться в англоговорящих странах. Это он выучил язык или еще нет? А если он пишет стихи на английском языке? Ответ выглядит так: у пользователя была какая-то цель, он ее достиг, у него возникла новая задача, он пошел дальше ее решать».


«Коммерсантъ» узнал об отменах экзамена английского языка IELTS в России

Политика

Что такое Skyeng

Skyeng была создана в 2012 году студентами Московского физико-технического института (МФТИ) Георгием Соловьевым, Харитоном Матвеевым, Андреем Яунземом и Денисом Сметневым. Стартап предлагает уроки английского языка для взрослых, детей (Skysmart), а также различные профессиональные курсы (Skypro). В октябре 2013 года в компанию инвестировал $300 тыс. Александр Ларьяновский, на тот момент директор по международному развитию «Яндекса». В 2018 году инвестором Skyeng стал фонд Baring Vostok. Размер вложений не раскрывался, лишь сообщалось, что в ходе раунда компания получила рекордную для российского рынка EdTech оценку в $100 млн. В 2020 году Forbes включил Skyeng в список самых дорогих компаний Рунета с оценкой в $130 млн.

В России компания представлена образовательной автономной некоммерческой организацией дополнительного образования «Скаенг». По данным СПАРК, выручка этой организации в 2021 году — 2,35 млрд руб., чистая прибыль — 247,3 млн руб. Принадлежит ООО «Скаенг», владельцами которого, в свою очередь, являются Харитон Матвеев (61%) и кипрская Vimbox Limited. Пользователям вне России услуги оказывает кипрская Agaton Limited, ее финансовые показатели не раскрываются.

Об устройстве бизнеса

«Мы начинали как школа английского для взрослых, потом в 2017 году открыли у себя детское направление: детский английский, детскую математику, шахматы, программирование и т.д. В прошлом году мы вложили 350 млн руб. в запуск онлайн-университета цифровых профессий Skypro, это дополнительное профессиональное образование. Ожидали, что к концу прошлого года будет не менее 7 тыс. студентов, а выручка составит около 300 млн руб. Этого удалось достичь.

Детское и взрослое образование приносят примерно по 49% в выручку, дополнительное профессиональное образование — около 2%. Что из этих трех ниш останется в будущем, пока непонятно.


Россияне вдвое чаще стали считать китайский язык полезным для карьеры

Общество

Объем рынка дополнительного профессионального образования в России оценивается от 140 млрд до 220 млрд руб. и выше, а школьного допобразования офлайн и онлайн — в 150 млрд руб. Skyeng занимает порядка 20% совокупного рынка онлайн-образования, на рынке дополнительного профессионального образования нас пока не заметно.

Александр Ларьяновский

(Фото: Олег Яковлев / РБК)

На данный момент в Skyeng английский язык изучают более 100 тыс. взрослых. В Skysmart более 50 тыс. детей и подростков учатся английскому и русскому языкам, математике, физике, обществознанию, шахматам, программированию, а также проходят подготовку к ОГЭ и ЕГЭ и курсы для дошкольников.

За прошлый год число детей и взрослых, которые проходят обучение с преподавателем на платформе, увеличилось на 60%, и бизнес продолжает расти. Главный конкурент взрослого образования — это сериалы и «ВКонтакте». Люди тратят свое время не на развитие себя, а на легкие «дофаминовые уколы». В детском образовании конкурент, с которым надо бороться, — это ЕГЭ, натаскивание на умение проходить тесты, вместо того чтобы научить подростка понимать смысл предмета.

Если взять 145 млн человек в России, отсечь совсем маленьких детей и людей зрелого возраста, останется 100 млн. Если дальше сокращать эту часть, руководствуясь принципом готовности людей учиться, останется 1–2% населения. Это те клиенты, которых можно друг у друга переманивать с разработчиками других сервисов онлайн-образования — VK, «Яндексом» и «Сбером». То есть все игроки топчутся на супермаленьком пятачке».

Об уезжающих сотрудниках

«В конце марта Российская ассоциация электронных коммуникаций оценила число айтишников, которые уехали из России после начала военной операции на Украине, в 50–70 тыс. человек. В апреле, по прогнозу организации, могли уехать еще 70–100 тыс. ИТ-специалистов. Однако в конце апреля представители властей заговорили о том, что часть уехавших айтишников начинают возвращаться.


Ливанов предложил обязать девятиклассников сдавать иностранные языки

Политика

Некоторые крупные российские ИТ-компании сказали уехавшим после 24 февраля сотрудникам писать заявление об увольнении. Якобы они не хотят работать с теми, кто покинул страну. К тому же у многих сейчас есть сложности с выплатой зарплат сотрудникам за границей: российские карты не работают в других странах, и приходится придумывать, как выводить с них деньги. У нас нет проблем как с удаленкой, так и с выплатами. С первого дня существования компанию можно назвать адептом удаленки. У нас всегда люди работали из тех точек земного шара, где им удобно. Лишь бы был интернет. Десятки тысяч преподавателей, работающих на платформе, живут в разных странах. Помимо компаний на Кипре у Skyeng есть офис в Испании, что позволяет облегчить процедуру выплаты зарплат таким сотрудникам. На сегодняшний день у нас несколько тысяч, или около 5%, клиентов являются международными. Отказываться от обучения они не стали. Из иностранных преподавателей сотрудничать с нами отказались единицы».

О незнании английского языка в России

«Две трети платящих пользователей, как правило, москвичи либо жители Санкт-Петербурга, чуть больше женщин, нежели мужчин, им около 30 лет. Естественно, их доход достаточно высокий. Также во взрослом английском сегменте примерно четверть выручки идет за счет компаний, которые платят за своих сотрудников.

В детском направлении преобладают жители Москвы и Питера, в регионах учеников почти нет. Там все живут достаточно бедно, поэтому сколько бы дипломов ни было у родителей, ребенок не понимает, как образование способно изменить его жизнь. Там обучение не популярно. Зачем тратить время и деньги, заниматься английским, если он никогда не понадобится в жизни? В Москве до специальной военной операции работало много иностранных компаний, можно было устроиться на работу и получать больше денег, и в этом случае инвестиции в изучение языка были разумны. В регионах такого не было.

В небольшом городе нянечка в детском саду подрабатывает там же уборщицей, потому что на одну ставку она не выживет. Она работает по 10–12 часов в день, и нам нужно как-то попасть к ней в голову и сказать: приходите, мы можем сделать вашу жизнь лучше. Но мы пока не умеем с ними разговаривать на их языке. Сытый голодного не разумеет. У этих людей горизонт планирования — два дня, когда они должны найти деньги, чтобы накормить себя и детей.

Но не стоит полагать, что отныне с прекращением работы иностранных компаний в России изучение английского языка сойдет на нет. Импортозамещение во многих сферах сейчас стало острой необходимостью. Накопленный багаж знаний в мире обычно не на русском языке. Английский язык будет востребован не для того, чтобы куда-то уехать или устроиться на работу, а для того, чтобы читать и понимать, куда идет весь остальной мир, и пытаться повторить это в своей стране».

О будущем

«Если посмотреть на то, какие меры поддержки анонсировало Минцифры, можно сделать вывод, что ИТ-отрасль действительно нужна стране. Власти говорят: мы сейчас делаем на вас ставку и ждем от вас какое-то количество подвигов, чтобы в российской экономике появился задел на будущее. А вот со стороны Министерства просвещения или Министерства науки и образования сейчас нет ни слов, ни поступков. Поэтому ответ на вопрос, нужен ли стране наш рынок, отрицательный. Если они ничего не говорят, значит, мы не нужны.


Николай Берзон


Какие ограничения коснутся иностранных инвесторов

Мнение

Тем не менее надо продолжать работать. Мы понятия не имеем, откуда будем брать инвестиции. Сейчас все инвесторы точно так же заняли выжидательную позицию. Российский венчурный рынок разрушен. Что, впрочем, не означает, что у людей нет денег. Страны, которые считаются для нас недружественными, вряд ли будут иметь какие-то интересы в России. Что касается всего остального мира, Азия, например, будет выжидать, смотреть, потом где-то через полгода могут появиться решения. Поэтому пока мы рассчитываем только на собственные силы и сами финансируем свой рост.

В 2020 году Forbes включил Skyeng в топ самых дорогих компаний Рунета, и с тех пор мы ежегодно присутствуем в этом рейтинге. Возможно, некоторые надеялись, что мы сможем стать «единорогом» — получить оценку в $1 млрд. На существующем горизонте планирования никакая российская компания в ближайшие 5–10 лет не сможет стать «единорогом».

Александр Ларьяновский

(Фото: Олег Яковлев / РБК)

Материалы к статье

Авторы
Теги

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий